портрет

Чуть не забыл

Полгода валяется пост, только сейчас про него вспомнил. Може, кто еще успеет на конкурс Adobe Design Achievement Awards.



Участвовать могут студенты дневных отделений высших учебных заведений (не моложе 18 лет) и группы этих студентов. Кроме жителей Кубы, Ирана, Северной Кореи, Судана и Сирии: с ними США не дружит.

Номинации:
• «Интерактивные медиа» включает в себя проекты веб-дизайна, мультимедиа, разработку приложений, в том числе и для мобильных устройств, и дизайн выставочных инсталляций.
• «Видео и мультипликация» включает анимацию, кино и рекламные ролики, анимированную графику.
• «Традиционные медиа» включает иллюстрацию, упаковку, фотографию и печатную рекламу.

Студенты могут отправить свои проекты на конкурс через веб-сайт Adobe Design Achievement Awards до 4 июня 2010 года. Финалисты будут приглашены на церемонию награждения на конференцию Adobe MAX в Лос-Анджелесе, где им вручат программные продукты и денежные призы.

Победители из числа индивидуальных участников получат:
• денежные призы в размере 3000 долларов США, сертификаты победителей, 3D-награды, по 1 (одному) обучающему курсу Adobe® Creative Suite® 4 Master Collection.
• Бесплатный авиабилет для перелета эконом-классом в Лос-Анджелес и обратно, а также размещение в гостинице на две ночи.
• Право посещения конференции Adobe MAX, включая церемонию награждения ADAA и связанные с конкурсом мероприятия в Лос-Анджелес, Калифорния.
• Каждый победитель из числа индивидуальных участников также сможет в течение года получать консультации одного из членов консультативного совета ADAA.
и кроме того...

Работы победителей прошлого года по ссылке.
портрет

В каждой строчке...

Только что написанную статью отправил на согласование своему коллеге из индустрии Дмитрию. Получил в ответ письмо:

????, ???????? ?????, ? ???? ???? ???????????, ??????? ????.
????.

Ну, первое и последнее слова я разгадал. Какие будут варианты на счет остальных?
портрет

Осторожно, бесплатный семинар!

Дорогие друзья и бесценные коллеги по цеху!

Приглашаем вас на бесплатный мастер-класс «Секреты точной цветопередачи в широкоформатной печати», который пройдет в рамках выставки «Дизайн и Реклама 2010».

Место проведения: ЦДХ, зона семинаров.

Дата: 8 апреля Время: 11:30 — 13:30

Ведущий: Андрей Лыгун, консультант по системам управления цветом в фотографии и цифровой печати, владелец сайта RealColor.ru, посвященный цвету и цветовой калибровке.

Программа мастер-класса включает в себя следующие темы:

1. CMYK — это не цвет. А что такое цвет?
2. Вид на цвет в профиль. Калибровка и профилирование. Что такое ICC?
3. Как обустроить растровый процессор — практика.
4. «Жёлтый в крапинку» или Pantone в печати: некоторые частные вопросы цветопередачи.
5.«"TIFF, составной черный...» Технические требования к принимаемым файлам.
6. Сессия вопрос и ответов.

Вход свободный по предварительной регистрации. Для регистрации заполните анкету на сайте Publish.

Спонсор мастер-класса «Автоним»
портрет

Улетел, но обещал вернуться.

Накануне отлета в Штаты Люфтганза прислала вежливое письмо, что им очень жаль, но у них забастовка. Отменили мой обратный рейс из Денвера во Франкфурт. Причем, стыковочный рейс от Франкфурта до Москвы остался в силе: типа, если я доберусь до Франкфурта каким-нибудь другим способом, то смогу воспользоваться услугами авиакомпании Люфтганза. Милейшие люди.
портрет

Аттестация и справедливость

Экзамены мы уже с вами затрагивали, теперь пора и к аттестации приступиться. Тема справедливости в мире меня занимала мало, пока я в нее не верил. Сделал тебе кто-то подлость — не удивляйся. Но и самому сподличать было негрешно; если справедливости нет (как я полагал), то не стоит даже играть в нее. И если несправедливости так много вокруг, то ведь совершенно ясно, что один человек, один поступок его ситуацию не изменит: не ухудшит, и не улучшит — все останется в рамках статистической погрешности. А потом жизнь моя резко переменилась, и стал я видеть совсем другую картину. Конечно, было бы интересно рассказать, что же такого со мной произошло, но не это тема сегодняшнего рассказа.

И с того времени справедливость перестала казаться мне чем-то абстрактным. И я в силу своих малых возможностей стал воплощать ее в жизнь, совершенно не задумываясь о том, что вклад мой ничтожен и что он просто тонет в море несправедливостей.

И была у нас в типографии дизайнер со стажем лет около 30. Кто-то возразит: так давно не было в Советском Союзе такой профессии в типографском деле. И то верно: Валентина Афанасьевна сначала работала наборщицей, а когда металлический набор заменили на компьютеры, освоила ПэйджМэйкер и стала лихо верстать бланки в уже программе. По сути дела, дизайнером ее было можно назвать с большой натяжкой. И то только потому, в типографии было именование штатной единицы «дизайнер такого-то разряда».

Светлая идея давать дизайнерам разряды, будто они слесари, появилась, видать, в момент, когда захотелось ввести дифференцированную оплату труда. Чем разряд выше, тем, соответственно, зарплата больше. Не стоит недооценивать и психологический момент: люди видели ориентиры, к которым они могли тянуться, знали, что с новым разрядом будут получать больше не только денег, но и уважения.

Чтобы получить повышенный разряд, нужно было пройти аттестацию. Может быть, это и было эффективной системой в момент ее создания, но когда я с ней смог познакомится, она таковой быть перестала. Остался только набор бюрократических ритуалов: соискатель писал заявление, его начальник (на тот момент, я) передавал его генеральному директору, который отдавал приказ назначить дату аттестации и определял состав комиссии. Отдел кадров готовил справку на сотрудника (когда он был принят на работу да не было ли наложено взысканий), а я катал характеристику, заканчивающуюся словами вроде «достоин носить гордое звание дизайнера следующего разряда».

Заседание аттестационной комиссии — отдельная песня. В состав ее, в зависимости от настроения генерального директора и по еще каким-то соображениям, могли включить первого заместителя, начальника управления, начальника какого-нибудь постороннего отдела. Ну и в обязательном порядке: непосредственного руководителя лица аттестуемого, начальника отдела кадров и самого генерального директора — такого шоу она, видимо, никогда не пропускала.

Вообразили себе, перед каким количеством разных начальников за раз представали дизайнеры в одиночку? Да у них слабели колени от обилия командирских физиономий, некоторые из которых они могли лицезреть только в редких случаях и, главным образом, когда дело касалось разносов: почему-то ругали всегда лично, а вот благодарности чаще передавали через секретаря.

Не смотря на внушительный состав господ заседателей, исход аттестации был предрешен заранее. Оно и понятно: хорошо работника знает только его прямой руководитель, а если он выдвинул его на повышенный разряд, то топить своего подчиненного уже не будет. Поэтому члены комиссии старались задавать вопросы не очень конкретные, ведь главное было, чтобы генеральный директор тебя заметил, а какой будет ответ — дело десятое.

Мне посещение подобных мероприятий никакого удовольствия не приносило. Находясь на стороне аттестуемого, я то внутренне переживал за своего подчиненного, когда он давал неточный ответ, то стыдился глупых вопросов своего начальства. Залезая на чужую территорию, легко осрамиться. Задать дизайнеру хороший вопрос и не опозорится — целая проблема, особенно если ты руководитель высшего звена. Да и дизайнеров многие вопросы сбивали с толку. Они привыкли к своему профессиональному языку: точка растра, линиатура, сумма красок. А тут их спрашивают про высокое качество и как его добиться. И дизайнер либо в ступор впадал, не понимая, что конкретно от него хотят услышать, либо начинал отвечать в привычных ему терминах, ставя в тупик всех присутствующих. Тягостные сцены.

Ну так вернемся к нашей Валентине Афанасьевне. Она, как ни странно, имела всего лишь первый разряд, так называемый, ученический. И это, несмотря на то, что работала она вполне прилично на своем участке. Тем более странно, что все её товарки — бывшие наборщицы, которые теперь тоже верстали всяческие бланки и брошюрки — имели как минимум второй разряд, а кое-кто и третий. Оказалось, так решил мой предшественник-начальник дизайнеров: первый разряд и не выше. А Валентина Афанасьевна особых амбиций не имела и легко смирилась с этим фактом. Она-то смирилась, но не я. Пишите, говорю, заявление на второй разряд. Быстренько все организовал, все бумажки написал. Назначили нам дату аттестации.

Представляете себе, как аттестовать полиграфиста с тридцатилетними стажем? Задавали Валентине Афанасьевне вопросы, но без фанатизма. Она с блеском на все ответила. Делать нечего — поздравили ее с заслуженным повышением и отпустили восвояси. «А вас, Старцев, я попрошу остаться». Смотрит на меня генеральный директор и спрашивает: «Ну и чего вы добились этой аттестацией? Увеличили размер фонда заработной платы? И всё?» Мол, можно было разряд и не поднимать, все равно ведь от этого она лучше работать не станет. Обидно мне стало, говорю: «Это несправедливо». И тут всем стало ясно, что говорить нам больше не о чем. Для начальства слово «справедливость» — не аргумент. А о чем разговаривать тем, кто не согласны меж собой по принципиальному вопросу? Все люди умные, все всё поняли и тихо разошлись. Все остались при своих убеждениях, а Валентина Афанасьевна еще и при втором разряде.
портрет

Бери больше — останется меньше

В нашем дизайн-бюро хронически не хватало дизайнеров. Как сейчас помню планерки у генерального, на которых главный наш товарищ по дизайнерам на все претензии по срывам сроков кротко ответствовал «Нет людей». Я тогда на пост-прессе работал и не сильно вникал, что это у них там не хватает. А потом судьба забросила меня руководить этим же дизайн-бюро. Глянул я: и вправду, людей не хватает, текучка жуткая. Рабочих мест в бюро 20, а один дизайнер в месяц точно куда-нибудь уволится. Пока найдешь подходящего, еще кто-нибудь надумает увольняться. А тут провели у нас в типографии реорганизацию и забрали еще несколько лучших дизайнеров в отдел особо богатых клиентов, который мне не подчинялся. Что делать?

И стал я от страху брать на работу дизайнеров, буквально всех, кто не попросится. Нет, отбор конечно был, на портфолио смотрел. Но на работу принимал людей больше, чем было положено по штатному расписанию, на договора. Спросите, куда мол народ садить? А очень просто: из 20 человек как минимум 1 обязательно в отпуске, на больничном, на свадьбе или в отгулах. Возвращается дизайнер, я договорника быстро пересаживаю на другое освободившееся место. Ежели и туда хозяин места возвернется, то всенепременно другой компьютер освобождается. Хороший дизайнер Ира Чернышева, пока свое законное рабочее место обрела, вынужденно пересаживалась раза 3 или 4 — все ждали, когда кто-нибудь уволится. Так наловчился, что летом трех-четырех человек сверх штата мог взять да еще одну практикантку. Вот так дизайнеров всегда было чуть лишку, но тем не менее, всегда всем работа находилась. А к осени тяга к перемене мест поутихла, и мы успокоились в своем штатном расписании без всяких сверхнормативных дизайнеров.

Но, как у любой отличной системы, у этой тоже выявился изъян: начальство решило, что я неоправданно много беру народу на работу. Оно и понятно: заявление на прием договорника подписывает генеральный директор и внимательно читает — это же лишний расход денег. А когда договор заканчивается, то ведь уже ничего подписывать не надо. Да и когда увольняется человек, то его заявление мог и заместитель подписать. А перевод в другое подразделение (что для меня все равно означало потерю работника) вообще увольнением не считалось. Вот и складывалось у начальство ложное впечатление, что в дизайн-бюро слишком много народу тусит. И стал я тогда служебные записки писать: мол, год назад было дизайнеров 22 человека, а сегодня их работает 20. Вроде помогло, тут ведь уже не субъективные оценки, а статистика.
портрет

Спокойнее. Равнодушнее

Сложилась у меня судьба так, что однажды пригласили меня на работу. Практически, стали сманивать: обещали интересный проект и зарплату чуть побольше. На новизну я и клюнул, согласился. А потом задумался. Посоветовался со старшими товарищами, неглупыми и чуткими, и решил что не стоит мне работу менять. О чем и сообщил в телефонном разговоре своему потенциальному работодателю. И он (точнее, она) на меня обиделась, представляете? Мол, «взял за руку — женись». А с какой стати? Тут ведь речь идет не о слове купеческом, а о договоре купли-продажи. И если одну из сторон что-то не устраивает, то ведь не прикажешь нравится.

Оно, конечно, понятно, у работодателя свои расчеты, и на такое мое поведение (сначала пообещал, а потом передумал) реакция могла быть резкой. А могла и не быть. Вот у нас в типографии был аналогичный случай. Пригласил я на работу дизайнершу, хорошего специалиста. Два раза она ко мне приходила, обо всем договорились: зарплату ей пообещал, обсудили монитор, какой ей нужно поставить. Вроде все. Ан нет, звонит она мне и говорит: «Не могу оставить свой коллектив, очень к нему привязалась». А у нас что, не коллектив? Ну да ладно, не заставишь. Или вот случай с Мариной Свиркиной. Проработала месяц или около того, очень я ей доволен был: хороший дизайнер, понимающий. Трудиться бы нам вместе и радоваться, а она раз — и в другую компанию перешла. И таких историй — не одна в год. Какие могут быть обиды? Это выбор людей: хотят работают, хотят — уходят.

Обидно может быть тогда, когда у вас очень личное отношение: свой маленький бизнес или бизнес не ваш, но вы к нему так привыкли, что считаете родным. Так там и методы работы другие. А в большой организации нельзя наладить работу так, чтобы никто вообще не увольнялся и всем все нравилось бы.

Это я к тому, что всякое в жизни бывает, и никто не может заставить людей работать. Особенно, когда дело касается такой отрасли, которую очень сложно измерить количественно. Вроде и работает дизайнер, а без души. Оно вам надо? Мое мнение: хочет кто уйти — пусть уходит, отпускайте без обид. Захочет человек вернуться к вам — пусть возвращается: если работник хороший, незачем припоминать ему, что он когда-то обманул ваши ожидания.
портрет

Кто еще обложку не раскрасил?

Конкуренция в нашем конкурсе "Раскрась обложку Publish" все еще очень слабенькая: работы присылают хорошие, но мало (сразу вспомнил слова нашего зам. генерального, который по поводу увеличения зарплаты сказал, что надбавка будет хорошая, но маленькая). До окончания срока приема работ осталось 10 дней. Спешите участвовать.
портрет

Пиоэнерское

Посмотрел на фотку с церемонии вручения премии "Мэтр полиграфии" и решил, что надо быть мне поосторожнее впредь с красными галстуками:
портрет

Игры с обложкой

Перепост из http://colonel07.livejournal.com/44322.html:
Чтобы народ не скучал под Новый год (и особенно после - в первые январские дни - чтобы меньше пить), придумали такое веселье. Предложим всем желающим скачать нашу обложку и раскрасить ее на свой вкус. Лучших в феврале наделим призами: первый - планшет Wacom Intuos4 M, второй - Фотопринтер Epson Stylus Photo R290, третий (три штуки) - Adobe Photoshop Elements 8.0 Rus. И еще поощрительных надаем - книжки Маргулиса, подписки. За поддержку - огромное спасибо DynaSoft! А обложка будет такой. В принципе, уже можно начинать :-) Только, чур, не трогать логотип :-)))

PS. Да, работы слать на publish@publish.ru с пометкой "Раскрась обложку". Не забудьте назваться и дать телефон для связи.