Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

портрет

Из найденного

Сегодня звонила девушка из пиар-агентства типографии "Парето-Принт". Они нас возили на экскурсию в Тверь в конце августа что-ли. Очень странная экскурсия была, ни к чему не приуроченная: производство уже начало работать, а официальное открытие еще только ожидалось. Пару часов бродили по цехам от машины к машине, в шуме я не успел расслышать и половины сказанного нашими экскурсоводами — генеральным, финансовым и производственным директорами. Зато по итогам хождения была приятная беседа в ресторане с ними же. О результатах этой беседы я и отписался.

Так как никакого новостного повода не было (ни красных ленточек, ни высоких посторонних гостей), то материал мой попал в качестве врезки в кавер-стори colonel07про вэлью-эддед. По этой же причине врезку мою не украсили фотографиями — ни к чему было. Вот и не смогла пиар-девушка найти ее в номере, позвонила мне, чтобы я помог. Я нашел быстро, заодно, и вы взгляните, а то вдруг затеряется:

Знают, что хотят

Это первый столь масштабный проект в российском книгоиздательском бизнесе за последние 20 лет. В строительство и технологическое оборудование предприятия инвестируют 2,8 млрд руб. Типография «Парето Принт» рассчитана на выпуск 69 млн книг и брошюр в год, а это около 8% российского книжного рынка.

На чём строятся производственные планы? Кажется, что на непоколебимой уверенности менеджмента. Генеральный директор типографии Павел Арсеньев, директор по производству Алексей Оборин и коммерческий директор Юлия Жукова просто лучатся ею. Ещё бы, ведь они смогли построить производство в чистом поле всего за год. И какое! Даже не перечисляя все строительные новшества, не учитывая мощное автоматизированное оборудование и не принимая во внимание высококвалифицированный персонал, нужно отметить: «Парето Принт» относится к породе редких птиц на российском полиграфическом рынке.

Проектировщики и строители хорошо понимали цель — быть эффективными, чтобы зарабатывать. Скажете, такая же цель у всех полиграфистов? Отнюдь. Конечно, деньги хотят зарабатывать все, но многие пытаются это делать довольно бестолково. Они беспомощно оглядывают печатный цех, в уме подсчитывая убытки, и гадают: «Какую бы ещё машину взять в лизинг? Может, первого формата?» И верят, что жизнь тут же наладится. Как бы не так! Ведь часто не в машинах дело. По большому счёту, дело никогда не в машинах.

«Парето Принт» построена с умом, главное её отличие от многих типографий (даже не учитывая масштаб производства): люди знают, чего хотят. Захотели уменьшить количество персонала — оснастили всю производственную цепочку машинами с хорошими пакетами автоматизации, поставили систему удаления бумажных отходов, оптимизировали внутреннюю логистику (перемещение грузовых потоков в здании), а все перевозки осуществляют электропогрузчиками и на тележках с электроприводами. Работникам не приходится слишком часто наклоняться, теряя время: часть тележек с подъёмными столами — загружать стопы бумаги и пачки тетрадей в машины очень легко.

Экономить на бумаге? Она вся поставляется в ролях и режется на листы прямо в цехе на двух машинах GMG: с 4-х рулонов одновременно, точность ±1 мм. Уже сейчас на них выполняются сторонние заказы — это уже не экономия, а чистая прибыль.

Работать на коротких тиражах? Для скоростной переналадки три новеньких manroland 904 и один 705LV оснащены системами автоматической смывки. Каждая имеет систему термостатирования красочных аппаратов для стабилизации технологических параметров, на каждой есть комплекс автоматического контроля и управления качеством цвета ColorPilot со сканирующим денситометром и ПО okBalance. Всё это снижает время простоев и выхода на цвет, делая даже короткие тиражи выгодными.

Не тратить лишних денег на покупку оборудования? Некоторые машины для некритичных операций куплены на вторичном рынке, например двухсекционный manroland R-702 и часть послепечатки; на рулонных машинах тоже сэкономили — взяли отечественные «Книгу-70» и «Книгу-84» рыбинского «Литекса».

Увеличить пропускную способность производства? Всё настроено так, что можно работать с двойниками во время всего процесса, от печати до заклейки и сушки блока, когда двойники разрезаются дисковой пилой на Muller Martini Diamant. А CTP Kodak Magnus VLF может выводить формы двойниками для упомянутых «Книг». Вроде — мелочь, но бьёт в ту же точку: рост производительности.

Повысить эффективность управленческого процесса? С надеждой на это внедряется АСУ ТП Hiflex: если всё сложится, станет первой полностью работающей системой в России. Удобное складирование? Более выдающегося склада типографии я не видал: узкопроходный 6-ярусный на 5500 паллето-мест. Сами понимаете, на высоту 8 м паллеты поднимают тоже машины. И такой площади вполне хватит не только для хранения тиражей до выдачи заказчикам, но и после. Ведь это отличное место складирования, и многие издательства наверняка захотят получить такую услугу — за дополнительную плату.

И это не всё. Типография ещё не запущена на полную мощность, а планов громадьё: сделать к основному зданию пристройку длиной 60 м и разместить на новых площадях ещё одну линию по производству книг. А в чём VAP, то бишь дополнительная ценность для клиентов? Арсеньев уверенно отвечает: «Типография даст то, чего они не получат в других типографиях, — время и деньги. Мы работаем для тех, кому это важно. Размещая заказы, нашим партнёрам не придётся выходить за пределы России». Это сказывается на всём — на сроках исполнения и поставки, возможности приехать и лично посмотреть на процесс, логистике, цене доставки и т. д. А качество работы вполне европейское и обеспечивается современным печатным и послепечатным оборудованием и высоким уровнем автоматизации производственных процессов. Самое серьёзное внимание было уделено обучению и повышению квалификации специалистов.

Оборудование подобрано так, что есть практически все виды отделки как блока, так и переплётной крышки, некоторые специальные возможности — закраска обреза блоков фольгой и краской, изготовление альбомов и книг нестандартного формата (до 60 см по корешку), вставка в линию двух ляссе. На автоматической линии можно делать вложения в книги и брошюры или вклеивать конверты с CD-дисками. Клиентам предложат самые модные фишки: скрепление блока полиуретановым клеем, изготовление брошюры типа «евробинд» и с клапанами.

С технологической частью у «Парето-принт» всё в порядке. Вся загвоздка и главный вопрос на ближайшие месяцы — загрузка производства. Пока, в августе — десяток-другой заказов (несколько сотен тысяч книг, может и меньше). Работает одна смена — около 100 человек, и это минимум, при котором всё может крутиться. Не потрясает… В октябре планируется загрузить вторую смену, к январю — обеспечить типографию заказами на 24 часа в сутки. Это и составит почти 6 млн книг ежемесячно, которые будут делать уже 530 человек. Планы впечатляют не меньше, чем уже сделанное.
портрет

Важное замечание

В Макдоналдсе заказы принимают при помощи КПК. Почему в средних и больших типографиях не выдать линейным руководителям КПК? Я помню, когда работал на послепечати, что у нас кучу времени занимала проверка статусов заказов: приходилось каждый раз бежать в комнату мастеров, логиниться в системе и искать заказ. Или перед тем, как отправить заказы на склад мы списывали материалы по тому же методу: все стоят и ждут, пока кто-нибудь из мастеров сбегает к компьютеру и сделает списание (и отметит факт передачи заказа на склад). А ведь можно все это делать не выходя из цехов.

А если выдать КПК менеджерам, то они в любом месте, даже дома, смогут увидеть (пусть только в режиме просмотра), что творится с заказами их клиентов. У Hiflex есть похожее решение: у них и заказ сделать, и увидеть статус заказа, и посмотреть, что творится на машинах можно через iPhone.
портрет

Молоковские мотивы

Вот и долгожданная история про КБА и Молоковскую картонажно-полиграфическую фабрику, где в минувшую пятницу официально пустили новую печатную машину Rapida 105. В прошлый раз по похожему поводу мы с вами были в питерской типографии «Дитон». Молоковская фабрика находится в ближнем Подмосковье, по преданию — на месте яблочных садов. Печатный цех и машина были украшены, сразу видно, что директор — женщина:
 

Collapse )
портрет

Гешефтфюрер Зекингер

Директор-распорядитель Sigloch Maschinenbau (или гешефтфюрер, как он себя отрекомендовал) Ульрих Зекингер рассказал в минувшую пятницу массу интересных вещей про компанию. Вот немного информациии.

История Sigloch Gruppe началась в 1883 году с основания переплетно-брошюровочного цеха. И не прошло и ста лет, как 1972 г. Хельмут Зиглох, внук основателя компании, принял решение о расширении поля деятельности. Чтобы работы для переплетчиков всегда хватало, им в помощь было создано книжное издательство Sigloch Edition. Со временем оказалось, что машин достойного качества для изготовления книг на рынке не предвидится, и в группе Sigloch появилось машиностроительное подразделение Sigloch Maschinenbau. А для оказания дополнительных видов услуг издательствам создали Sigloch Verlag Service. получилась этакая группа компаний модели «вокруг и около» книжного производства. И не забываем про винные погреба Sigloch, они, видать, здорово стимулируют творческую мысль.

Переплетно-брошюровочное предприятие Sigloch Buchbinderei, с которого и началась история компании, ежегодно выпускает более 15 миллионов книг и считается одним из ведущих на рынке Европы. На предприятии заняты около 300 человек, работающих на пяти переплетно-брошюровочных линиях.

Дистрибуция — самая большая часть бизнеса группы, её обеспечивает Sigloch Distribution (бывшая Verlag Service). За одни сутки там могут быть отпечатаны и переплетены в книги 300 тыс. страниц. В двух больших распределительных центрах, в Германии и Чехии, работает 540 квалифицированных сотрудников. Ежедневно они отправляют более 200 тыс. посылок с различными товарами — помимо книг, мобильные телефоны, посуду, живые цветы. Имеются собственные железнодорожная ветка и почтовое отделение для ускорения отправки. Дополнительная услуга — восстановление повреждённых книг. На двух линиях для реставрации работают 50 специалистов. У меня в голове с трудом уложился этот факт, я ведь считал, что реставрация — это искусство. А тут оно поставлено на конвейер, превращено в управляемый бизнес-процесс, что достойно уважения.

Ульрих Зекингер прибыл в Москву буквально накануне празднования 125-летия компании и на встрече раздал журналистам пригласительные билеты на это мероприятие в Штутгарте. Что было весьма смешно, так как за оставшиеся три рабочих дня трудно было бы изменить планы, получить визу и купить билеты. Мило, но на грани издёвки: «Понимаем, что мы припозднились с приглашениями, но будем вас всех очень ждать». Тут же нам представили и.о. генерального директора московского представительства Sigloch Maschinenbau Бернда Руманна. Видимо, назначенного буквально только что, так как ему даже не успели отпечатать визитные карточки.